Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава

– Что вы тут делаете? – спросила она.

– Веду поиски кота, – ответил я.

– Правда? Что-то непохоже. Вы просто сидите и свистите с закрытыми очами. Так котов не отыскивают.

Я ощутил, что краснею.

– Мне лично все равно, – продолжала девчонка. – Но вдруг вас увидит кто-либо незнакомый. Поразмыслит, что вы извращенец. А вы правда Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава не извращенец?

– Думаю, что нет.

Девчонка подошла ко мне и после кропотливого осмотра избрала из составленных под карнизом стульев тот, что почище. Учинив ему еще одну строгую проверку, она поставила его на землю и села.

– Что это вы свистели? Совершенно никакой мелодии. Вы случаем не педик?

– Да вроде Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава нет. А почему ты так поразмыслила?

– Я слышала, что педики свистеть не могут. Это правда?

– Понятия не имею.

– Мне вообще-то без различия – педик, извращенец либо еще кто, – заявила девчонка. – Вас, кстати, как зовут? Тяжело говорить, когда имени не знаешь.

– Тору Окада.

Женщина пару раз повторила мое имя.

– Так для себя Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава имечко, да?

– Как сказать, – ответил я. – Мне всегда казалось, до войны был таковой министр зарубежных дел – Окада [[16]].

– Я в этом ничего не понимаю. История мне не дается. Ну хорошо. А может, у вас какое-нибудь прозвище есть? Чего-нибудть поординарнее, чем Тору Окада.

Я напрасно пробовал Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава вспомнить, было ли у меня когда-нибудь прозвище. Ничего схожего. Любопытно, почему?

– Нет у меня прозвища.

– Ну, к примеру, Медведь? Либо Лягушка?

– Нет.

– Ну давайте же, – настаивала она. – Придумайте чего-нибудть.

– Заводная Птица, – произнес я.

– Заводная Птица? – переспросила девчонка и уставилась на меня, раскрыв рот. – Это еще что такое?

– Заводная Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава Птица, – произнес я. – По утрам, сидя на дереве, она подкручивает пружину нашей жизни.

Девчонка снова внимательно поглядела на меня.

– Я только-только это выдумал, – вздохнул я. – Эта птица каждый денек прилетает к нам и орет с примыкающего дерева: Кр-р-р-ри-и-и… Но ее пока никто Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава не лицезрел.

– Хм! Хорошо. Раз так – буду звать тебя Заводной Птицей. Тоже язык сломаешь, но все таки еще лучше, чем Тору Окада.

– Спасибо.

Девчонка изменила позу: села на стул с ногами и уткнулась подбородком в колени.

– А тебя как зовут? – поинтересовался я.

– Мэй Касахара. Мэй… это от месяца май Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава.

– Ты родилась в мае?

– Чего спрашивать? Вот было бы смеху, если бы я родилась в июне, а меня вдруг окрестили Мэй.

– И то правда. Как я понимаю, в школу ты так и не ходишь?

– Я длительно за тобой следила, Заводная Птица, – проигнорировала мой вопрос Мэй. – Из комнаты в бинокль лицезрела Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава, как ты вошел через калитку. У меня всегда под рукою небольшой бинокль, чтоб следить за дорожкой. Ты, наверняка, не знаешь: тут различные люди прогуливаются. И не только лишь люди. Животные тоже. А что ты тут делал все это время, пока посиживал один?

– Да ничего такого особенного, – произнес я. – Задумывался о прошедших Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава деньках, свистел.

– Ты некий дивной, – заявила Мэй Касахара, грызя ногти.

– Совсем нет. Все люди так поступают.

– Может быть. Но не считая тебя, никто не прогуливается специально для этого к соседям, в пустой дом. Если делать нечего, то мыслить о прошедших деньках и свистеть можно и в собственном саду Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава.

В ее рассуждениях была стальная логика.

– Ну как? Нобору Ватая еще не возвратился домой? – спросила Мэй.

Я покачал головой:

– А для тебя после нашей встречи он на глаза не попадался?

– Карий, полосатый, кончик хвоста чуток изогнут? С того времени я тоже его ищу, но что-то не видно.

Мэй растянула Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава из кармашка шорт пачку «Хоупа», прикурила от спички. Сделав несколько затяжек, поглядела мне в лицо:

– Слушай, у тебя волосы не выпадают?

Я непроизвольно провел рукою по волосам.

– Да не тут, – произнесла женщина. – У лба. Для тебя не кажется, что они вырастают очень высоко?

– Как-то не замечал.

– Зато я Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава увидела. Вот тут ты и начнешь плешиветь. Волосы будут отступать все выше и выше. Вот так. – Мэй прочно схватила себя за волосы, оттянула вспять и показала мне открывшийся белоснежный лоб. – Обрати на это внимание.

Я дотронулся до волос на лбу. Вроде их вправду поубавилось. А может, только воображение. Мне Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава стало незначительно не по для себя.

– Ты говоришь: направь внимание. А что, по-твоему, нужно делать?

– Тут ничего не поделаешь, – произнесла Мэй. – Против облысения нет средств. Человек, которому судьба оплешиветь, все равно оплешивет, когда придет его время. И ничем это не остановишь. Вот молвят: чтоб не было Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава плешины, волосам нужен неплохой уход. Но это все неправда. Самое истинное вранье. Сходи на вокзал Синдзюку [[17]] и взгляни на бродяг, которые там дремлют. Ни 1-го лысого не отыщешь. Думаешь, они каждый денек моют голову шампунем «Клиник» либо «Видал Сэссон»? Либо втирают какой-либо лосьон? Косметические конторы что хочешь Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава произнесут, чтоб выкачать средства из таких, как ты.

Ее слова произвели на меня воспоминание.

– Твоя правда, – произнес я. – И откуда ты столько знаешь о плешинах?

– Я уже достаточно длительно подрабатываю здесь по соседству в одной фирме, где делают парики. В школу я не хожу, свободного времени – много. Заниматься приходится анкетами, опросами Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава и иной ерундой. Потому я все про лысых знаю. У меня много об этом всякой инфы.

– Хм!

– Но знаешь, – продолжала девчонка, бросив на землю окурок и наступив на него, – в этой фирме строго запрещено гласить «лысый» либо «плешивый». Заместо этого необходимо сказать «у человека фолликулярные проблемы». «Лысый» – это дискриминационный Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава термин. Каково, а? Я как-то ляпнула «человек без растительности на голове», так они там чуток с мозга не посходили. «Шутки тут не к месту, девушка». Все они такие серье-е-езные. Во как. Люди вообщем страшно суровые.

Я достал из кармашка карамельку, бросил ее в рот и Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава предложил такую же Мэй. Она покачала головой и вытащила из пачки новейшую сигарету.

– Послушай, Заводная Птица! Ты ведь безработный? Ничего еще не отыскал?

– Нет пока.

– Хочешь заняться суровым делом?

– Естественно, – ответил я и здесь же засомневался, желаю либо нет. – Вобщем, не знаю. Наверняка, нужно помыслить. Я сам толком не знаю. Понимаешь Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава, это тяжело разъяснить.

Покусывая ногти, Мэй Касахара внимательно поглядела на меня и произнесла:

– Знаешь, Заводная Птица, давай как-нибудь совместно сходим в эту фирму. Платят так для себя, зато работа обычная и график свободный. Ну как? Да ты не думай! Просто попробуй. Может, после чего легче Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава будет разобраться в собственных делах. Попробуй, хоть для смены обстановки.

«А что? Наверняка, было бы неплохо», – поразмыслил я.

– Вообще-то, хорошая идея.

– Здорово! В последующий раз я за тобой зайду. Где твой дом?

– Разъяснить тяжело. Нужно идти по дорожке, повернуть пару раз, пока слева не окажется дом, где припаркована красноватая Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава «хонда-сивик». У нее на бампере наклейка с надписью: «За мир для всего человечества». Наш дом – рядом, но нет выхода на дорожку, потому нужно перелезть через блочную стену высотой пониже меня.

– Нормально. Такая высота для меня не неувязка.

– Нога больше не болит?

Женщина вздохнула и выпустила струю табачного Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава дыма.

– Ничего. Все в порядке. Я нарочно хромаю, чтоб в школу не ходить. Притворяюсь перед праотцами. Так и привыкла. Сейчас хромаю, даже если никто не лицезреет, когда я одна в комнате. Я вообщем педантка. Как говорится, если хочешь одурачить кого-нибудь – поначалу обманись сам. Ну да хорошо. А ты смелый, Заводная Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава Птица?

– По-моему, не очень, – ответил я.

– Как насчет любопытства?

– Любопытство – другое дело. Есть незначительно.

– А ты не думаешь, что смелость и любопытство имеют много общего? – спросила Мэй. – Где смелость, там и любопытство, где любопытство, там смелость. Скажешь, не так?

– Хм! Вправду, сходство имеется. Бывает, пожалуй, что Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава смелость и любопытство соединяются совместно, как ты произнесла.

– К примеру, когда тайком забираешься в чужой дом?

– Вот-вот, – произнес я, перекатывая под языком карамельку. – Похоже, что в такие минутки любопытство и смелость идут вкупе. Время от времени любопытство вытаскивает за собой смелость и подгоняет ее. Но обычно любопытство скоротечно и стремительно проходит Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава – в отличие от смелости. Любопытство – что-то вроде компаньона, которому не можешь вполне довериться. Только зажигает тебя и в некий момент кидает. И после чего приходится действовать в одиночку, собрав все свое мужество.

Мэй чуток задумалась.

– Да… Можно, наверняка, и так сказать. – Она поднялась со стула, отряхнула шорты и Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава поглядела на меня сверху вниз.

– Послушай, Заводная Птица, ты не хочешь поглядеть колодец?

– Колодец? – поинтересовался я. Какой еще колодец?

– Здесь есть высохший колодец. Он мне нравится. В некий степени. Хочешь посмотреть?

* * *

Мы прошли через сад и, обойдя дом с боковой стороны, оказались у колодца. Метра полтора в поперечнике, он Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава запирался круглой крышкой из толстых досок. Сверху крышка была придавлена парой бетонных блоков. Около колодца, стены которого выселись над землей приблизительно на метр, как часовой на посту, стояло старенькое дерево. Как оно именовалось, я не знал. Колодец, как и все, что принадлежало этому дому, казалось, уже Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава издавна был заброшен. Тут ощущалось нечто такое, что я бы именовал «полной потерей чувствительности». Складывалось воспоминание, что стоит человеку отвести взор от этой картины, как изображенные на ней неодушевленные предметы станут еще неодушевленнее.

При не далеком рассмотрении оказалось, что колодец еще старше других строений. Похоже, его выкопали за длительное Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава время до того, как построили дом. Даже древесная крышка смотрелась очень старенькой. Стены колодца были зацементированы, но, разумеется, цементный раствор для прочности положили на прежнюю конструкцию. Даже дерево рядом с колодцем всем своим видом подчеркивало, что появилось на этом месте еще ранее соседей.

Я опустил на землю бетонный блок, снял одну из Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава половинок дощатой крышки и, опершись руками о край, перегнулся и заглянул вовнутрь. Дна, но, видно не было. Колодец, похоже, был глубочайший – его нижняя часть тонула в мгле. Я принюхался – изнутри шел слабенький запах плесени.

– Воды нет, – произнесла Мэй. – Колодец высох.

«Птица, которая не умеет летать, колодец без Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава воды, – задумывался я. – Дорожка, которая кончается тупиком. И еще…»

Девчонка подняла валявшийся под ногами осколок кирпича, бросила его в колодец. Чуток погодя оттуда донесся слабенький сухой звук. И больше ничего. Звук был таковой хрупкий, что его, казалось, можно искрошить в руках. Выпрямившись, я посмотрел на Мэй и спросил:

– Почему тут нет Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава воды? Сама высохла? Либо кто-то специально засыпал?

Девчонка пожала плечами:

– Если его засыпали, то должны были завалить до самого верха. Какой смысл оставлять дырку в земле? Это небезопасно – кто-либо может туда упасть. Так ведь?

– Пожалуй, что так, – признал я. – Вероятнее всего колодец просто почему-либо высох Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава.

Мне вдруг вспомнились давние слова Хонды: «Когда необходимо будет подыматься, найди самую высшую башню и заберись на вершину. А когда необходимо будет двигаться вниз, отыщи самый глубочайший колодец и опустись на дно». Выходит, колодец я уже отыскал.

Я опять наклонился и просто так, ни о чем же Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава не думая, поглядел в мглу. Нужно же! В таком месте, в таковой денек существует такая глубочайшая тьма. Я откашлялся и сглотнул. Мне почудилось, что прозвучавший во тьме колодца кашель исходит от кого-либо другого. Во рту еще оставался привкус лимоновых карамелек.

* * *

Я накрыл колодец крышкой и положил на место блок. Посмотрел на Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава часы. Практически полдвенадцатого. В обеденный перерыв нужно позвонить Кумико.

– Мне необходимо идти.

Мэй скорчила недовольную гримасу:

– Иди, иди, Заводная Птица. Лети домой.

Мы пересекли участок; каменная птица все так же смотрела в небо своими высохшими очами. Небо же как и раньше было затянуто пеленой сероватых туч без одного Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава просвета, но дождик уже кончился. Мэй выдернула из земли пучок травки и подбросила ввысь. Ветра не было, и травинки, рассыпавшись в воздухе, свалились к ее ногам.

– До заката еще много времени, – произнесла девчонка, не смотря на меня.

– По правде, – откликнулся я.

Кумико Окада и Нобору Ватая

Я рос единственным Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава ребенком в семье, и мне тяжело представить, какие чувства испытывают друг к другу братья и сестры и как разговаривают меж собой, став взрослыми и начав самостоятельную жизнь. У Кумико, например, когда речь входила о Нобору Ватая, на лице всегда возникало какое-то странноватое выражение – как будто она по Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава ошибке взяла в рот что-то не то. Но что пряталось за этим выражением, мне было непонятно. К ее старшему брату я не испытывал ни мельчайшего расположения. Кумико об этом знала и понимала, что у меня есть основания так к нему относиться. Да она и сама не была в экстазе от старшего Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава брата. Если б Кумико и Нобору не были братом и сестрой, представить их за дружественной беседой было очень нелегко. Но они находились в кровном родстве, что, конечно, все осложняло.

Сейчас Кумико практически не встречалась с Нобору Ватая, а я совершенно не стал ходить в дом ее родителей. Как Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава я уже гласил, у меня вышло бурное выяснение отношений с ее папой, закончившееся полным разрывом. Можно перечесть по пальцам людей, с которыми у меня были ссоры, но уж если ранее доходит, я завожусь на всю катушку и на полпути тормознуть не могу. Но стоило мне выложить тестю начистоту все, что Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава накопилось, как весь мой гнев странноватым образом куда-то улетучился. Не осталось ни ненависти, ни злости – только облегчение от той тяжести, что приходилось длительное время носить внутри себя. Я даже помыслил, что на долю этого человека выпала по-своему нелегкая жизнь, какой бы неприглядной и глуповатой она Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава мне ни казалась. Я объявил Кумико, что встречаться с ее родителями больше никогда не буду. Она же может делать это когда захотит. Меня это никак не заденет. Но супруга тоже не горела особенным желанием с ними видеться.

Нобору Ватая жил тогда вкупе с родителями, но в конфликт меж мною и Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава папой вмешиваться не стал, предпочтя остаться в сторонке. Это не в особенности меня изумило – я его совсем не заинтересовывал, и он хоть каким методом старался избегать контактов со мной, если только не было принужденной необходимости. Потому после разрыва с родителями супруги у меня не осталось оснований и Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава для встреч с ее братом. Вобщем, и у Кумико не было особенных обстоятельств с ним видеться. И он, и она были людьми занятыми. Не считая того, они никогда не были по-настоящему близки.

Все же временами Кумико звонила брату в университетскую лабораторию, а он ей – на работу (но никогда – к нам домой Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава). Супруга говорила об этих звонках, но о чем конкретно они гласили, мне было непонятно. Сам я не интересовался, а супруга без необходимости не делилась со мной подробностями. Содержание их дискуссий было мне индифферентно. Не произнес бы, что это мне было неприятно. Просто я не мог осознать, о чем Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава могут гласить такие различные люди, как Кумико и Нобору Ватая. Либо темы для разговора появляются благодаря особенному фильтру кровного родства?

* * *

У моей супруги с Нобору Ватая разница в возрасте была девять лет. Не добавляло им близости и то, что в детстве Кумико пару лет жила у бабушки Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава. Не считая Кумико и Нобору, в семье Ватая был очередной ребенок – девченка, на 5 лет старше Кумико. В три года Кумико увезли из Токио в Ниигату [[18]], в отчий дом отца, где ее воспитанием занялась бабушка. Предки позже разъясняли Кумико, что в детстве она нередко болела, потому они решили, что ей лучше расти Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава в деревне, на свежайшем воздухе, но Кумико никогда по-настоящему не веровала в это. Она не была хилым ребенком, ничем суровым не болела и не помнила, чтоб кто-либо из взрослых в Ниигате направлял повышенное внимание на ее здоровье.

– Вероятнее всего это была просто отговорка, – как-то произнесла мне Кумико Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава.

Много позднее от 1-го родственника она услышала, что ее бабушка и мама длительное время враждовали, и решение привезти девченку в Ниигату было результатом временного перемирия. Отдав на время дочь, предки Кумико возлагали надежды ублажить бабушку, которая в свою очередь, воспитывая внучку, вроде бы подтверждала связь с отпрыском, папой Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава Кумико. Девченка была у нее вроде заложницы.

– У родителей уже было двое деток, и они не страшились лишиться меня, – говорила мне супруга. – Естественно, они не собирались меня кидать, но пошевелили мозгами, наверняка, что я еще малая и ничего ужасного не случится, если отослать меня из дома. Просто серьезно они об Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава этом не думали. В общем, ты не поверишь, но такое решение оказалось комфортным для всех. Не знаю почему, но никто из их не осознавал, как тяжело оно могло воздействовать на малеханького малыша.

Кумико жила в Ниигате у бабушки до 6 лет. Естественно, именовать эти годы несчастными либо исковерканными Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава нельзя. Бабушка не чаяла души во внучке, ну и той было еще увлекательнее играть со сверстниками, двоюродными братьями и сестрами, чем с родными много старше ее. Кумико привезли назад в Токио, когда настало время идти в школу. Долгая разлука с дочерью стала тревожить родителей, и, опасаясь, вроде бы не Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава было поздно, они настояли на том, чтоб она возвратилась домой. Но в каком-то смысле уже было поздно. За несколько недель до отъезда Кумико в Токио на бабушку напало ужасное волнение. Она закончила есть, практически не спала. То вдруг начинала рыдать, то выходила из себя, то погружалась в молчание. Она Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава прочно обымала Кумико, а в последующую минутку начинала лупить ее по рукам линейкой с таковой силой, что оставались рубцы. Ругая самыми последними словами мама Кумико, бабушка гласила внучке, что не отпустит ее и умрет, если она уедет, и здесь же заявляла, что не желает ее больше созидать и что она Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава может убираться куда пожелает. Бабушка даже пробовала вскрыть для себя вены ножницами. Кумико никак не могла осознать, что творится.

Тогда и она отгородилась на время от окружающего мира. Закончила мыслить, закончила вожделеть. Действительность, в какой она оказалась, была за гранью ее тогдашнего осознания. Кумико закрыла глаза, заткнула уши, не Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава стала мыслить. Несколько месяцев фактически выпали из ее памяти. Она не запомнила ничего из того, что происходило тогда, а пришла в себя уже дома. Там, где ей предстояло жить. С родителями, братом и сестрой. Но это был не ее дом. Просто новенькая обстановка, новенькая сфера обитания Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава.

Кумико не знала, из-за чего ее разлучили с бабушкой и как привезли на новое место, но подсознательно понимала, что возврата к той жизни, которая была у нее в Ниигате, уже не будет. Мир, где она оказалась, не укладывался в осознание шестилетней девченки. Ее прежний мир не имел ничего общего Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава с этим и, невзирая на кажущееся сходство, жил по совершенно другим законам. Кумико не понимала, на чем стоит этот мир, и даже не могла участвовать в дискуссиях, которые велись в ее новейшей семье.

В новейшей себе обстановке Кумико росла неразговорчивой и трудной девченкой. Она не знала, кому веровать, на кого Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава положиться. Даже на коленях у родителей она не ощущала себя размеренной. Девченка не помнила аромата их тел, и эта неизвестность вызывала у нее огромную тревогу. Периодически она даже терпеть не могла этот незнакомый запах. Единственным человеком в семье, перед кем Кумико понемногу стала открывать свое сердечко, была старшая Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава сестра. Родителям не удавалось отыскать подхода к дочери, брат еще с тех времен практически не замечал существования Кумико. Одна только сестра понимала, какой хаос и одиночество царствуют в душе Кумико, и терпеливо хлопотала о ней: спала с ней в одной комнате, старалась понемногу разговорить, читала книжки, вкупе прогуливалась Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава с ней в школу, помогала с уроками. Когда Кумико часами рыдала в уголке у себя в комнате, сестра посиживала рядом, прочно обняв ее. Она изо всех сил старалась отыскать дорогу к сердечку Кумико. И если б через год после возвращения Кумико домой сестра не погибла от пищевого отравления, почти все могло Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава бы сложиться по другому.

– Была бы сестра живая, все бы у нас в доме было лучше, – гласила Кумико. – Она обучалась исключительно в шестом классе, но уже тогда на ней вроде бы держалось все наше семейство. Если б она не погибла, все мы, наверняка, могли быть людьми достойнее, чем на Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава данный момент. Я, во всяком случае, не была бы таким обреченным экземпляром. Понимаешь? С того времени я не могу избавиться от вины. Почему не погибла заместо сестры? Почему осталась жить я, от которой никому нет ни полезности, ни радости? Предки и брат знали, что я чувствую, но Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава не произнесли мне ни 1-го теплого слова. Больше того – они каждый раз заводили разговор о сестре: какая прекрасная, умная и отзывчивая она была, как все ее обожали, как отлично она игралась на пианино. Меня тоже заставляли обучаться на пианино! После погибели сестры, видишь ли, осталось пианино. Но мне это было совершенно Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава неинтересно! Я понимала, что не смогу играть так, как она, и мне не хотелось раз за разом убеждаться в том, как я ниже ее во всем. Я не могла никого поменять и не вожделела становиться кем-то другим. Но никто меня не слушал. Никто даже не собирался Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава меня слушать! Потому я до сего времени не могу глядеть на пианино. А вид людей, играющих на этом инструменте, вызывает у меня омерзение.

Слушая историю Кумико, я бурлил от возмущения. Что творила эта семейка! Я помню, это было еще до женитьбы. Со времени нашего знакомства прошло всего два с Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава маленьким месяца. Стояло тихое утро воскресения, мы лежали в кровати. Как будто разматывая запутавшуюся веревку, Кумико терпеливо вспоминала о собственном детстве. Впервой она говорила о для себя так длительно. До того утра о ее семье и жизни мне практически ничего не было понятно. Я знал только, что она молчалива Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава, любит отрисовывать, что у нее прекрасные прямые волосы и две родинки на правой лопатке. И что я у нее – 1-ый мужик.

Рассказывая, Кумико не могла удержаться от слез. И я осознавал, почему она рыдает. Я обнял ее и погладил по волосам.

– Будь сестра живая, она бы для тебя приглянулась. Она всем нравилась Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава с первого взора.

– Может быть. Но мне приглянулась ты. Слышишь? Все просто. Ты и я. И твоя сестра здесь ни при чем, – ответил я.

Кумико замолчала и задумалась. В полвосьмого утра в воскресенье все звуки были невесомыми и приглушенными. Я слышал, как по крыше стучат лапками голуби, как вдали Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава кто-то зовет собаку. Кумико, выбрав на потолке точку, длительно не сводила с нее взора.

– Ты любишь кошек? – оборвала она молчание.

– Люблю. Очень. В детстве у нас всегда жили кошки. Я всегда с ними играл и даже спал.

– Как здорово! Я тоже с юношества желала завести кошку либо Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава кота. Но мне не разрешали. Мама их не выносит. Я вообщем никогда в жизни не получала того, что очень хотелось. Никогда. Не веришь? Для тебя не осознать, что это означает. У тебя не будет того, что для тебя охото… Ты свыкаешься с этой идеей и равномерно перестаешь Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава даже осознавать, что все-таки для тебя необходимо.

Я взял ее руку в свою.

– Может быть, ранее так и было. Но ты больше не ребенок и имеешь право жить так, как для тебя охото. Хочешь завести кошку – избери такую жизнь, где у тебя будет кошка. Это проще обычного. Ты имеешь на Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава это право. Так ведь?

Кумико внимательно поглядела на меня.

– Так, – произнесла она. Спустя несколько месяцев мы решили пожениться.

* * *

Детские годы Кумико, прошедшие в этом доме, выдались изломанными и томными, но по-своему искореженным оказалось и детство Нобору Ватая. Единственного отпрыска предки практически боготворили; они не просто обожали мальчугана Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава, да и многого добивались от него. Отец твердо веровал, что обеспечить для себя достойную жизнь в японском обществе можно, только имея самые высочайшие оценки и отталкивая по пути наверх всех и каждого, кто встает на дороге. Он был полностью убежден в правоте таковой философии.

Эти же слова я услышал от него Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава скоро после нашей с Кумико женитьбы. Никто не делает людей равными друг дружке, заявил он. О принципе равенства молвят учителя в школе, но это полный вздор. Япония – демократическое правительство по собственному устройству, но в то же время это классовое общество, где действует «закон джунглей» – кто смел Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава, тот и съел. Если не пробьешься в элиту, жить в этой стране нет никакого смысла. Жить только для того, чтоб попасть меж жерновами и быть перемолотым в останки? Человек должен биться за каждую ступень лестницы и подниматься по ней все выше и выше. Это полностью здоровые амбиции. Стоит людям их лишиться Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава – и страна погибнет. Я никак не реагировал на мировоззрение тестя. Вобщем, он не нуждался в моих оценках. Он излагал свою концепцию в полной убежденности, что она переживет века.

Мама Кумико была дочерью высокопоставленного бюрократа. Она выросла в Токио, в районе Яманотэ [[19]], никогда ни в чем же не Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава нуждалась и не обладала ни своими взорами, ни нравом, который позволял бы ей в чем либо возражать супругу. Как я сумел осознать, теща не имела никакого представления о явлениях либо предметах, не попадавших в поле ее зрения (она, кстати сказать, была к тому же жутко близорука). А когда необходимость обозначить собственный взор Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава на что-то, относившееся к другим, более широким сферам, все-же появлялась, она постоянно обходилась воззрением, взятым у жена. Может быть, от тещи никому не было бы вреда, если б не один недочет: как часто бывает с дамами такового типа, она была нестерпимо претенциозна. Не имея за душой Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава ничего собственного, такие люди могут удерживаться в обществе, только взяв напрокат чужие взоры и принципы. Их повсевременно гложет один и тот же вопрос: «Как я выгляжу в очах других?» Так мама Кумико стала недалекой, на психическом уровне неустойчивой особенной, озабоченной только служебным положением супруга и фуррорами отпрыска Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава в учебе. Все, что не укладывалось в эти узенькие рамки, потеряло для нее всякий смысл. Она настояла, чтоб отпрыск поступил в самую престижную школу, потом – в самый престижный институт. А счастливое ли у него детство? Какие взоры на жизнь у него складываются? Эти вопросы были далековато за гранью ее осознания Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава. И если б кто-то высказал по этому поводу пусть даже самые легкие сомнения, она, возможно, восприняла бы это как незаслуженное личное оскорбление.

Вот так предки упорно вбивали в голову небольшому Нобору свою непонятную философию и искаженное миропонимание. Отпрыск занимал все их внимание. Они были категорически против того, чтоб Нобору Ватая Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава наслаждался в жизни вторыми ролями. Как гласил отец, если человек неспособен стать наилучшим в таком небольшом коллективе, как класс и школа, как он может рассчитывать на большее в грозном взрослом мире? Предки приглашали к нему наилучших учителей и заставляли его обучаться изо всех сил. В заслугу за успехи ему Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава брали все, чего бы он ни возжелал, потому в вещественном отношении детство Нобору Ватая было полностью светлым. Но когда пришло время эмоций и духовных потрясений, у него не оказалось времени ни на женщин, ни на загулы с друзьями. Все силы приходилось растрачивать на то, чтоб задерживать за собой Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава 1-ое место. Не знаю, нравилась ли Нобору Ватая такая жизнь. Не знала этого и Кумико. Он был не из числа тех, кто поверяет свои чувства другим – будь то сестра, предки либо кто-то еще. Вобщем, выбора у него все равно не было. По-моему, неким системам взглядов – из Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава-за их поверхностности и простоты – нереально ничего противопоставить. В общем, из элитной личной школы Нобору Ватая поступил на экономический факультет Токийского института и закончил его с высшими баллами практически по всем предметам.

Отец возлагал надежды, что, прослушав курс в институте, отпрыск поступит на муниципальную службу либо в какую-нибудь крупную компанию Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава, но тот решил остаться в институте, чтоб пойти по научной части. Нобору Ватая был не дурачина. Он осознавал, что сфера, в какой требуются периодические познания и определенный умственный уровень, подходит ему больше, чем мир, где придется заниматься практическими делами вкупе с другими людьми. Проучившись два года в Йеле, Нобору Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава возвратился в Токио и поступил в аспирантуру. Женился по совету родителей, но через два года этот брак завершился разводом, и он возвратился под родительский кров. Когда я в первый раз с ним повстречался, это была очень странноватая и малоприятная личность.

Три года вспять, когда ему было Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава 34 года, Нобору Ватая написал толстую книжку – спец исследование по экономике. Я попробовал было ее читать, но, если честно, ничего не сообразил. Ни одной странички. Невзирая на все усилия, текст оказался мне не по зубам. Даже неясно, почему – или из-за содержания, или поэтому, что она просто была плохо написана. Хотя посреди профессионалов Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава этот труд стал реальным хитом. Один рецензент пришел от книжки в экстаз и объявил, что в ней «с полностью новых позиций изложена полностью новенькая финансовая теория». Да и в этой рецензии я ничего не сумел осознать. Скоро сми стали превозносить создателя как «героя нового века». Появились даже Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава книги с комментами и истолкованием книжки Нобору Ватая. Дошло до того, что пошла мода на придуманные им словечки – «сексуальная экономика» и «экскреторная экономика». Газеты и журнальчики посвящали Нобору Ватая целые разделы, называя его одним из больших интеллектуалов нового века. Тяжело поверить, что кто-либо из создателей этих статей осознавал, о Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава чем была его книжка. У меня даже есть огромные сомнения в том, открывали они ее либо нет. Но это их совсем не тревожило. В очах этих людей Нобору Ватая был юным холостым парнем, светлой головой, человеком, которому было под силу написать такое, в чем разобраться нереально.

В общем Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава, книжка его прославила. Он начал писать статьи для журналов, комментировать экономические и политические препядствия по телевидению и скоро стал неизменным участником телевизионного дискуссионного клуба. Знавшие Нобору Ватая (включая меня и Кумико) и представить не могли, что он подходит для такового рода красивых зрелищ. Он не умел свободно держаться и воспринимался как Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава человек научного склада, ничем, не считая собственной специальности, не интересующийся. Но, получив выход на широкую аудиторию, он так здорово акклиматизировался в новейшей роли, что, казалось, просто услаждался ею. Он совершенно не тушевался перед телекамерами. Под их объективами, казалось, он вел себя даже раскованнее, чем в истинной жизни. Все мы Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава с изумлением следили за этой внезапной метаморфозой. На телеэкране Нобору Ватая возникал в дорогих, отлично сшитых костюмчиках, со вкусом подобранных галстуках и престижных очках в черепаховой оправе. Прическа у него тоже была по последней моде. Видно было, что над ней поработал специалист. До этого мне никогда Кумико Окада и Нобору Ватая 5 глава не доводилось созидать его роскошно одетым. Даже если что-то из этой униформы ему выдавали на студии, все равно она посиживала на нем как влитая – как будто он давным-давно привык к таким костюмчикам. «Что же это за человек? – поразмыслил я тогда. – В чем его суть?»


kurs-4-j-sroki-provedeniya-ezhegodno-fevral-mart-na-zaochnom-otdelenii-dalee-ozo-fevral-prodolzhitelnost-praktiki-7-nedel.html
kurs-4-semestr-8-lekcii-24-chasa-prakticheskie-seminarskie-zachet-v-8-semestre-zanyatiya-8-chasov.html
kurs-4-semestri-7-8-raspredelenie-uchebnogo-vremeni-lekcii-43-chas.html